Рейтинг банков:

Украинскую газовую трубу начали делить в обход «Газпрома»

Реформа рынка международной торговли природным газом всегда была на острие экономических преобразований в Украине, но только в этом году смогла перейти в плоскость практики — впервые в современной украинской истории самым крупным в Европе украинским подземным хранилищам газа удалось вырваться из сферы исключительного влияния российского «Газпрома». 

Оперирующая ими компания «Укртрансгаз» начала сдавать свои мощности в аренду европейским покупателям российского газа. На минувшей неделе, первым в истории арендатором активов украинской ГТС стала французская Engie, ранее известная под именем GDF Suez.

Французский дебют

Компания Engie владеет большинством местных газораспределительных сетей в Венгрии и Румынии. Имея крупные активы по соседству с Украиной, корпорация присматривается и к рынку Молдовы. Половина «облгазов» и «облэнерго» этой маленькой страны давно попали в орбиту испанской Natural Gas Union Fenosa, остальные еще ждут приватизации, в которой французы обязательно возьмут участие.

Без поиска опоры на украинском рынке, бороться с испанцами за Молдову Engie будет тяжело. В Украине эта французская компания считается одним из основных зарубежных претендентов на приватизацию генерирующей компании «Центрэнерго». В Венгрии ей принадлежит большая половина местной сети газопроводов с протяженностью 23 тыс. км, в Румынии компания владеет 17 тыс. км региональных газопроводов низкого давления. В Украине с общая сеть «обл-» и «горгазов» в несколько раз больше чем в этих странах, и включает больше 400 тыс. км газопроводов. В этих гигантских отечественных сетях распределения газа, как и в сетях раздачи электроэнергии, пока что совершенно нет места для такого крупного игрока, как французская Engie. В этом секторе украинской экономики уверенно доминируют заселившиеся ранее конкуренты. 

Это, соответственно, группы Дмитрия Фирташа в «облгазах» и британо-российская группа «АльфаБанк» в «облэнерго». Они загодя побеспокоились о том, чтобы не пускать в этот сектор больших капиталов из ЕС, а если и пускать, то только при их посредничестве и за хорошие комиссионные. 

Очевидно, хорошо понимая огромный вес GDF Suez в Румынии и Венгрии, украинский газовый магнат Фирташ в свое время попытался спутать карты более сильному европейскому конкуренту — сделал свой главный и сравнительно мелкий холдинг Group Dmitry Firtash, Group DF, полным «тезкой» огромной французской GDF Gas de France. 

Сейчас она чуть больше года носит новое имя Engie и имеет активы 160 млрд. евро. Активы самого крупного предприятия Group DF, химического Ostchem, составляют порядка $2 млрд., то есть, она в 80 раз мельче французского тезки. Условно говоря, названия мелкой и большой компаний «бес попутал», но эта путаница теперь обещает вылезти Фирташу боком. Неизвестно, кто и что планировал раньше, но сейчас французы решили не заходить на газовый рынок Украины при посредничестве самозваного «тезки», а нашли других посредников. 

Газовый клуб

Весь газ, поступающий от Engie по реверсу, в Украине перепродает быстрорастущий местный трейдер «ЭРУ Трейдинг» Андрея Фаворова. Этот ведущий местный торговый партнер французской корпорации ранее работал в американской АES Silk Road и украинской ДТЭК Рината Ахметова. На рынке циркулируют устойчивые прогнозы, что этот трейдер сможет скооперировать ДТЭК и французов вокруг трех направлений: проекта снабжения ДТЭК импортным углем от Mercuria, проекта скоординированной приватизации «Центрэнерго», и проекта возобновления экспорта украинской электроэнергии в Словакию и Венгрию. 

По итогам торговли реверсным газом за первой половине 2016 года, «ЭРУ Трейдинг» с объемами 0,5 млрд куб м газа от Engine заняла первое место среди продавцов реверсного газа для НАК «Нафтогаз Украины». Имея столь неплохие показатели, она первой смогла взять в аренду часть украинских хранилищ газа. После такого шага за ней по ранжиру поставок могут последовать другие трейдеры. Второе место по продажам с 0,4 млн куб м газа заняла Uniper из немецкой группы E.One.

Третье место разделили Noble и ENI с поставкой по 0,3 млрд куб м каждая, пятое заняла работающая в интересах Фирташа немецкая компания AxpoTrading с поставкой 0,2 млрд куб м. Шестой номер за американским торговым брокером Trailstone из финансовой корпорации RiverStone с небольшим объемом в 0,18 млрд. куб м. Последняя компания явно сбавила оборот работы с «Нафтогазом» и утратила лидерство на рынке реверса, которое было достигнуто в 2015 году при тогдашнем премьер-министре Арсении Яценюке. 

Дружба с душком

В отличии от рынка поставок для НАК «Нафтогаз Украины», на рынке импорта газа украинским потребителям в обход этой государственной компании в первом полугодии доминировали три игрока с объемами соответственно 0,5 млрд куб м, 0,23 млрд куб м и 0,2 млрд. куб. газа. 

Первый из них — торгующая европейскими ресурсами компаний Aspo Trading и Nafto-Gas International Ltd. компания Мetida, которую возглавляет партнер Дмитрия Фирташа Игорь Воронин. Как и в ситуации с когда-то одинаковыми названиями гигантской GDF и мелкой Group DF, компания Nafo-Gas International не имеет ни малейшего отношения к одноименной государственной НАК «Нафтогаз Украины». Воровство брендов вещь трудно доказуемая, но она хорошо иллюстрирует всю остроту напряженных отношений между группой компаний Фирташа и украинским государственным газовым менеджментом. 

Европейцы обращаются в Nafo-Gas Internationаl, а это оказывается, вовсе не тот «Нафтогаз», и никакой не «Интернешнл». Автоматически у нас создается реноме несерьезной страны, с которой торговать не хочется.  

Второй поставщик мимо системы «Нафтогаза Украины» — все та же французская Engie. На третьем месте — трейдер Antra, вокруг структуры собственности которого украинская пресса сломала больше всего копий. Одни медиа уже больше года утверждают, что это компания одного из финансистов Арсения Яценюка Николая Мартыненко. Но данные о его связи с Antra до сих пор не получили никаких внятных подтверждений. Другие СМИ твердят, что третий по оборотам украинский газовый трейдер на 80% принадлежит Владимиру Карпенко, которого связывают с группой компаний Игоря Суркиса и Дмитрия Крючкова, и на 20% австрийскому брокеру Ойгену Хинрикс-Шрамму, за которым якобы стоит швейцарский владелец компании «Энергосети Армении» Синан Бодмер. 

Украинская пресса привыкла связывать армянский капитал с политикой, в частности, с Арсеном Аваковым и Юлией Тимошенко, в итоге Antra стала выглядеть в прессе как самая «темная лошадка» в современной газовой торговле. 

Кто следующий

Перечисленные бизнес-расклады показывают, насколько высокого уровня достиг накал конкуренции на украинском рынке международной газовой торговли. В дальнейшем, после того, как газовая реформа 2015 года начала переходить в активную фазу, эта конкуренция обещает еще больше усиливаться, разогревая ценовой демпинг. Как прогнозируется, что вслед за французской Engie на рынок аренды активов украинской ГТС сможет без особых проблем выйти американская группа RiverStone. После прихода этого игрока, в очередь за арендой нашей трубы могут стать немецкие компании Фирташа и других мелких трейдеров. 

Понятно, что украинские власти найдут сто причин им отказать. Затем, придет черед компаний E.One и ENI, и тут для Украины могут начаться серьезные сложности. 

Дело в том, что Франция благодаря Алжиру меньше всех среди крупных импортеров Европы зависит от российского газа, а торговля с РФ занимает у французской Engie мизерные 15%. Это не может не импонировать украинским властям при рассмотрении вопросов аренды отечественной ГТС французскими инвесторами. 

Еще меньше зависит от РФ американский гигант RiverStone, который широко конкурирует с прочно завязанным на рынки России финансовым фондом Franklin Templeton. Что касается немецкой и итальянской газовых компаний, тут все по-другому. Их кооперация с российским «Газпромом» далеко превышает 15%-ный французский уровень, что может вызвать сопротивление официального Киева — E.One принадлежат все крупные электростанции российской газодобывающей Тюмени, а родственная ENI государственная Enel контролирует всю энергетику российского Урала. 

В отдельные годы зависимость Германии от российского импорта превышает 60%, и несколько меньше этот уровень у Италии, которая зависит на 33% и склонна перепродавать свой профицит российского газа в другие страны. Быстро перестроить свою стратегию экспансии на рынках бывшего СССР эти два европейских газовых гиганта не смогут. По двум банальным причинам — огромные активы и неповоротливость. Это обстоятельство играет против интересов Украины, которой нужно максимальное число больших игроков газового рынка, чтобы накрутить стоимость аренды активов ГТС, и избежать подозрений в коррупции и подозрительной избирательности. 

Статистика реформы

Еще несколько лет назад приход арендаторов в украинскую ГТС был абсолютно невозможным, потому что «Газпром» имел исключительные права пользования нашими ПХГ. Их аренда третьими лицами запрещалась долгосрочными контрактами, которые подписывались на многие годы вперед между российской газовой монополией, покупателями из ЕС и украинской компанией-транзитором. Одна из когда-то самых мощных киевских административно-финансовых группировок продавливала эти запреты через парламент, в надежде на свою долю в так и не состоявшемся украино-германо-российском газовом консорциуме. 

В ходе первого этапа газовой реформы 2015 года большинство ограничений по аренде ПХГ были сняты. А формировать современные отношения Украины с «Газпромом» взялись не политики и администраторы, а Стокольмский арбитраж, который сейчас расследует многомиллиардные взаимные претензии «Нафтогаза Украины» и «Газпрома». 

После начала прений в Стокгольме, российская газовая монополия еще больше утратила маневренность на украинском рынке.  В 2015-2016 годы лопнули все ее надежды «охмурить» наших политиков, и начать массированную прокачу газа в Украину контрабандой через Ростов и Донецк. Работающие в приграничной зоне предприятия группы ДТЭК и «ТехНова» где-то берут газ, но это совсем не те масштабы, которые позволяют делать «Нафтогаз Украины» должником «Газпрома» по новой позиции поставок газа «прямо в небо». 

Словом, к концу 2016 года оказалось, что способность российской монополии маневрировать и предлагать Киеву что-то новое утрачена полностью, и вероятно, очень надолго. В результате, в минувшем году импорт «Газпрома» в Украину упал почти в 4 раза по сравнению с 2015 годом. Он сократился до исторического минимума в 6,1 млрд куб м. 

Вместо этого поставки по реверсу из ЕС выросли в 8 раз, до 8,8 млрд. куб м.  

Причины падения спроса подсчитать легко. Из-за остановки азотных комбинатов Дмитрия Фирташа, обвиняемого ФБР в махинациях, этот сектор прекратил ежегодную закупку более 5 млрд. куб м газа. Кроме этого, к сентябрю оказалось, что большинство химических активов холдинга Group DF уже давно были в кредитном залоге у «Газпромбанка», который с начала осени попал под украинские санкции по категории полной заморозки активов. Качать газ по старым схемам Фирташа, то есть с ценовой скидкой под залог акций холдинга, оказалось уже невозможным. 

К этой веской причине добавилась стагнация в других секторах внутреннего потребления, таких как металлургическая, стекольная и цементная промышленность. В ближайшие месяцы две последних отрасли обещают нарастить спрос, который у них в лучшие годы составлял до 2 млрд куб м. Но из-за дефицита угля нужного сорта, все крупные украинские ТЭС начали покупать меньше газа для подсветки угольных котлов. 

АЭС с более дешевой энергией начали теснить ТЭС на рынке, и благодаря новым крупным ЛЭП к центральным районам страны, атомщики смогли увеличить свою долю в общей выработке электроэнергии, что заметно снизило спрос на газ у энергетиков.

Все это в сумме привело к тому что импорт газа в Украину за 9 месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года сократился с 14 до 7 млрд куб м. Из них 1,2 млрд куб м пришлось на реверс газа из Словакии и по 0,1 млрд куб м с Венгрии и Польши. 

С 12 октября Украина возобновила импорт газа у «Газпрома», который, по согласованному с Комиссией ЕС «зимнему пакету», должен поставить по предоплате около 6 млрд куб м по цене $232/куб м. На какое-то время, импорт сузился, подогревая ценовую конкуренцию за место под солнцем. Благодаря либерализации и приходу многочисленных частных трейдеров, которые завозят газ по реверсу, средневзвешенная цена импорта в прошлом году поквартально падала соответственно с $315/куб м до $268/куб м и $266/куб м в конце года. 

Все эти процессы на украинском рынке дали повод для оптимизма инициаторам реформ. 

«Я думаю, что в 2016 году можно будет смело сказать, что мы сможем полностью обойтись без российского газа», — заявлял в октябре глава «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев. 

По дальнейшей логике газоторговой реформы, после либерализации рынка пришел черед формирования портфеля договоров на аренду мощностей ПХГ. Параллельно состоится раздел активов «Укртрансгаза». Затем с начала 2017 года начнется подготовка конкурсов по создаваемой ныне новой госкомпании «Подземные хранилища Украины» на получение международными трейдерами права концессии всей украинской ГТС, или же, ее отдельных магистральных линий. 

Источник

Читайте также:

На дне океана найден невероятный источник энергии
Регистрацию недвижимости обещают «ускорить»
Смартфон Moto Z Play представлен официально
На Днепровской набережной под видом реконструкции ведут строительство
Правительство Украины выделит 300 млн грн на восстановление Донбасса
Смартфон Huawei Nova предстал в версии с 4 Гбайт оперативной памяти
Алена Лесык намекнула на расставание с героем шоу «Холостяк 6»
Meizu объявила о выходе своего нового флагмана — Pro 6S

Комментарии запрещены.